?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Поделиться Next Entry
Многовековое противостояние и необычный гость.
1
ruspolet
Иногда к нам приезжают действительно уникальные люди. Одним из них стал Настоятель Патриаршего Подворья храма Преображения Господня в Звездном городке, насельник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры игумен Иов. Вы, например, знали, что с 2006 года все космические полеты совершаются с благословения священника? А о том, что в космосе в течение полугода побывали мощи великомучеников Феодора Стратилата и Феодора Тирона? Вот и я не знала. А эти факты многое могут сказать об отношениях РПЦ с наукой в современной России. XXI век наложил свой отпечаток не только на светскую культуру.

"В раю гравитации нет"

Перед стартом

В Раю гравитации нет!

Игумен Иов

Хотя, если мы вернемся в далекое-далекое прошлое, забыв на время утверждение о том, что религия всегда была врагом науки и прогресса, то поймем, что храмы древневосточных цивилизаций были настоящей кузницей ученых и первооткрывателей. Они являлись первыми школами, лабораториями и обсерваториями. Первые анатомические атласы, первые математические формулы, первые карты вышли из рук людей, которые служили религии. Этот общеизвестный факт, отрицать который было бы глупостью. Общество пифагорейцев, например, сделавшее так много для прогресса математики, представляло собой религиозный орден, а арабские богословы изучали Аристотеля, развивали астрономию, алгебру, анатомию. Буддийские - логику и теорию познания.
Так откуда пошло то самое, известное со школьной скамьи, утверждение - "Религия всегда была и остается теперь врагом науки"?.. Первое крупное столкновение между религиозным миром и миром научным произошло в XVII веке. И связано оно было... с проблемой вращения Земли.
Теория о центральном положении Земли во Вселенной не являлась догмой, однако, вошла в плоть и кровь научного мышления. Естественно, что вместе со всем ученым миром ее разделяли и христианские философы. Тем более, что Библия, хотя и говорила о том, что Земля повешена ни на чем (Иов 26,7), ничего не упоминала о ее вращении. Так, много веков, геоцентрическая система оставалась краеугольным камнем астрономии.


Сейчас я расскажу об одном удивительном, но малоизвестном факте. Первыми, кто стал сомневаться в геоцентризме, оказались... христианские мыслители! Так, известный немецкий богослов, кардинал Николай Кузанский (1401-1464), писал: "Ясно, что Земля движется, и если только мы этого не замечаем, то потому, что движение воспринимается нами путем сравнения с чем-либо неподвижным". XV век, казалось бы, но какая предпосылка к созданию СТО! Научную форму новым гелиоцентрическим принципам придал польский священник Николай Коперник. Книга его "О вращении небесных сфер" была посвящена папе, который, кстати, принял ее благосклонно. Эта теория, хотя и вызвала возражения многих астрономов, была признана католическими учеными в качестве одной из возможных для обсуждения.

В мирном сосуществовании двух теорий прошло около семидесяти лет, но внезапно вокруг проблемы загорается ожесточенная идейная борьба. Прелюдией к ней явился злосчастный процесс Джордано Бруно Ноланского (1548-1600), которого обычно изображают "мучеником науки".
Однако процесс Бруно состоялся тогда, когда не существовало цензурного запрета на теорию Коперника. Таким образом, осудить за нее не могли. Что же привело смелого ноланца на костер?

Опуская основные положения его теории (гугл в помощь), остановимся на главном - почему его идеи, резонансные, но не противоречащие христианским догмам, привели его в, прямо скажем, пламенные объятия церкви?.. Бруно горел (забавно, да) желанием распространять свое учение, бежал из монастыря за границу. Много лет странствовал по столицам различных государств, в том числе и враждебных Риму, жил в Лондоне, в протестантской Женеве, в Париже, скитался по итальянским государствам: Венеции, Генуе - и повсюду с необыкновенной горячностью выступал с проповедями и диспутами, возбуждая споры. При этом он не скупился на резкие выпады против Рима. Его кощунственные остроты стали широко известны. Такой опасный политический противник не мог не вызвать тревоги в Риме. Это было время, когда повсюду бушевали очаги Реформации, когда вся Европа казалась ввергнутой в бури мятежей, расколов и войн. Идейную борьбу подогревали, разумеется, политические страсти. Именно так Дж. Бруно, объявивший себя "учителем более совершенного богословия, сыном неба и матери-земли", был обвинен в лжеучении.
Когда один венецианский дворянин из личной мести предал его в руки куриального трибунала, Бруно сначала не был этим встревожен, так как считал, что его невозможно обвинить в какой-либо ереси. Действительно, его пантеистическая доктрина хотя и не соответствовала христианству в некоторых пунктах, но не принадлежала к категории официально осужденных лжеучений. На этом он настаивал перед судом.
Во время допросов Бруно спрашивали о его связях с протестантскими государями и о его симпатии к ним. В частности: "Имел ли он беседы с королем Наваррским и возлагал ли на него надежды, получая обещания поддержки и милости?" (См.: Джордано Бруно и Инквизиция: Протоколы процесса. - Вопросы истории религии и атеизма. М., 1950. С. 360). Бруно на процессе объявил себя католиком и сыном Церкви, а свои религиозно-философские мнения - не противоречащими христианству, однако, эти заверения не были сочтены искренними. И "опасный возмутитель спокойствия, друг еретиков и проповедник лжеучений" был предан в руки светского губернатора Рима с лицемерной просьбой, чтобы мера наказания была "без опасности смерти и членовредительства". Но расправа свершилась: Бруно был казнен 19 февраля 1600 года.
Итак, получается, что Бруно пал жертвой не столько своих научных теорий, сколько как политически опасный человек, еретик и противник Римской курии. Фанатизм, нетерпимость, идеологический диктат вытекали и вытекают не из духа религии, а из самых худших сторон человеческой природы. Они проявляются и тогда, когда сила находится в руках людей безрелигиозных. И нет никакой нужды говорить о том, что насилие в делах веры коренным образом противоречит Евангелию. Отцы Церкви недвусмысленно утверждали, что "религия должна убеждать, а не принуждать".

Но этот процесс стал, скорее, исключением, чем правилом. Ведь Ньютон и Декарт, Кеплер и Паскаль в XVII веке не ощущали на себе никаких "конфликтов" науки и религии. Они совершали свои научные подвиги, оставаясь искренне религиозными людьми и богословами. Даже в вольнодумном XVIII веке такие ученые, как Ломоносов, Гершель, Эйлер, исходили в своем изучении природы из религиозного мировоззрения. В XIX веке мы видим такую же картину. Религиозными людьми были Либих и Пастер, Кювье и Уоллес, Лайель и Фарадей, Майер и Рентген, 0м и Максвелл и многие другие.
А в XX столетии тема "конфликт науки и религии" и вовсе теряет всякое значение.

"Между наукой и религией, - пишет американский философ Хокинг, - в настоящее время нет никакой войны. Есть кое-какие ученые с горячими головами, которые хотели бы сдать религию в музей древностей. Такие явления нельзя считать типичными. В том, что существуют среди религиозных деятелей горячие головы, имеющие желание подавить науку или считающие, что это возможно, - я сомневаюсь".

Что-то я разошлась :) Прошу простить меня за огромное количество текста, надеюсь лишь, что информация была интересной.

Прочитать про Игумена Иова, и его отношения с космосом можете тут: http://www.pravmir.ru/osoboe-poslushanie-apostolskoe/